Category: общество

Category was added automatically. Read all entries about "общество".

Сергей Брацио, статьи, С.А.Брацио, Брацио

Страна-оппозиция

Чем украинцы отличаются от русских? Наверное, можно наковырять полтома корявых стереотипов в ответ на этот вопрос. Можно вооружиться логикой, историей, и начать крушить их – эти стереотипы - налево и направо с отчаянным донкихотством. Но… как-нибудь потом. Давайте на мгновение представим, что все, предлагаемое «молодой нацией с тысячелетней историей», правда.

261119.jpg

Мы – разные народы. Мы - отличаемся ментально. Одни «частники», другие «колхозники», одни водку пьют, другие ее на дух не переносят – только горилку. Одни свободные-свободные, другие рабы-рабы. Одни… другие…  В общем, ничего общего, даром что больше века только тем и приходится заниматься этим «политикам», как искать отличия.

На дурацком примере

Для наглядности возьмем простой пример. Дальше скрин одного из сообщений на распространенном сервисе вопросов-ответов. Таких сервисов – тысячи, таких высказываний – сонм. Причем заметьте, пишет девушка / женщина, позиционирующая себя русской. Итак, давным-давно, до всех майданов…

Collapse )

Сергей Брацио, статьи, С.А.Брацио, Брацио

Каахх затмевающий, или О силе революционного слова


- Каахх! – отчетливо по буквам произнес диктор отделичанского телевидения.

- Что, Василий? – с улыбкой переспросила соведущая.

- Каахх, - снова повторил мужчина, неумело скрывая смех.

- Я понимаю, - отчетливо по-человеусски произнесла в эфире женщина, - Сегодня третье января, и прошедшие праздники пагубно отразились на твоем состоянии, но…

- Нет! – уже серьезно произнес телевизионный ведущий, - Наша отделичанская революция требует обновлений! В том числе и обновлений отделичанского языка. Чем дальше мы будем от человеусского, тем скорее построим свою свободную и независимую Отделичандию! Каахх – это новое слово, привнесенное революционной борьбой. Слово – оружие в многолетних баталиях за независимость. Мы должны выражаться кратко и понятно всему цивилизованному миру.

Каахх – это не просто слово, это целый набор понятий. Каахх означает, что Человеуссия - захватчик, что это исчадие ада снова напало на нас, как делало это и прежде, в течение тысяч лет. Что ими незаконно заграбастан Ым, принадлежащим нам со дня рождения планеты, что на Асбасе с нашими героями воюет их регулярные полчища. И все это вместилось в новое, емкое и революционное слово «каахх»! Теперь ненужно произносить множество слов, теперь достаточно сказать «каахх», и всем становится понятно, о чем идет речь.

Но это еще не все! Великие отколичанские экономисты посчитали, что за время, сэкономленное от произношения стольких слов, наш народ сможет больше трудиться на благо Великой Отделичандии. И мы ворвемся в семью самых богатых и счастливых народов.

- Вот это да, Василий! – искренне изумилась соведущая, - Всего одно слово, а сколько пользы. Действительно, только отделичанский язык – самый красочный и певучий в мире – мог породить такие вариации. Каахх!

***

- Сегодня 27 марта, - пафосно произнес отделичанский телевизор, - Всего несколько месяцев прошло, как в наш великий язык было внедрено мудрое и ультраосновательное слово «каахх», а уже с трудом в Отделичандии можно найти человека, не знающего смысл этого революционного понятия.

***

- На улице июнь, - запыхавшись от радости, заявил телевизор, - И у Отделичандии новые победы мирового уровня. Наш «каахх» получил признание не только внутри страны, им пользуются даже в чудовищной Человеуссии! Наши доблестные агенты, смело сражающиеся в тылах вербальных побоищ, выступая в ТВ-шоу агрессора, заставили понимать отделичанский и нелюдей этой коварной страны.

Сегодня мы предлагаем выдержку из эфира их телеканала *ТВ. Посмотрите, дорогие отделичанцы, до чего докатилась дешевая пропаганда агрессора.

Экран пыхнул рябью, и из мгновенья шипоты сложилась картинка. Синие квадратики, шарики, полоски стихийно перемещались по экрану, пока не сложились в забавный логотип *ТВ. На переднем плане ведущий:

- Я Бодрей, и это место, где встречаются разные мнения! До рекламы мы обсуждали произошедшее в Отделичандии, и я обещал дать слово Вячеславу Словтуну. Скажите, Вячеслав, что должно быть в головах депутатов, чтобы принять такой абсурдный закон?

- Каахх! – самодовольно провозгласил Словтун, игриво поблескивая отражением сафитов от затылка, - Знаете, что это?

- Уж кто теперь этого не знает, - засмеялся Бодрей, - Вы этим своим кааххом полпланеты достали.

- Да-а, мы такие, - сверкнул желтизной зубов Словтун, - но это означает, что…

- Человеуссия на Отделичандию напала, Ым отжала, на Бассейне попала! – хором продекламировала студия.

- Поняли? – засмеялся ведущий Бодрей, - Я же.. эээ… говорил – у нас это не секрет! Так что же там ваш каахх?

- Каахх… - вяло продолжил Словтун, но его перебил коллега-политолог из Отделичандии:

- Каахх! – задорно произнес тощий молодой брюнет.

- Каахх? – устало блеснул лысиной Словтун.

- Ты не сомневайся, каахх, конечно.

- Надоели вы мне, - отмахнулся Бодрей, и обратился к другому эксперту, - Митрий Базалов, Вы же разбираетесь в экономике. Как можно отнестись к идее отделичанцев, что какое-то слово поможет стране стать богаче?

- Напомина-а-аю, - самодовольно произнес Митрий, - В мировой практике нет фактов, доказывающих, что показатели экономической эффективности государства коррелируются с длиной основы структурно-семантической единицы какого-либо языка. В лингвистическом смысле, разумеется. Ситуация заключается в следующем… Напомина-а-аю, что ежегодные показатели ВВП Отделичандии демонстрируют стремительное падение, и этот нисходящий тренд…

- Да что вы все про Отделичандию! – заверещал Словтун, выдав в пространство порцию слюны, - У самих… у самих-то, посмотрите… стоит отъехать на 100 биролетров от столицы, а там… там-то что, видели? Коровы стоят недоеные! Дороги горбатые. Машины салатовые. А мы... мы-то страдаем из-за вас, потому что…

- Каахх! – громко подсказал отделичанский брюнет-политолог, - Потому что каахх!

- Именно, каахх, - благодарно завершил Словтун.

- Я продолжу, - улыбнулся Базалов, - Напонимаю, что ваши проблемы основаны исключительно на неконституционных действиях отдельных радикальных элементов, незаконно прервавших деятельность предыдущего Кабинета, и проводящих агрессивную политику в ряде ваших же регионов.

- Это не мы, - перебил еще один гость из Отделичандии - одутловатый господин за пятьдесят, - Мы же это... ну... жили-то когда-то дружно, а потом че вы там… это... сделали-то. Мы же таво, а вы только это… как там? – обратился одутловатый к собеседникам.

- Каахх! – радостно подхватил Словтун.

- Каахх - каахх! – подтвердил тощий брюнет.

- Это какой-то бардак, а не эфир! – возмутился Бодрей, - Если будете продолжать такую истерику, я буду вынужден выгнать вас из студии. Сергей Анатольевич, что вы скажете по этому поводу.

- Здесь все очень просто, - чеканно проговорил человеусский эксперт, - Я сейчас все объясню. Клика, захватившая власть в Отделичандии…

- Сами вы клика, - взвился Словтун, - Это вы… каахх!

- Каахх-каахх! – поддержал коллегу тощий.

- Ка… ка.. это, как там.. ка-а-акхх! – добавил одутловатый.

- Да вы… уже… достали! – вскричал Бодрей, самоцензируя ненорматившину паузами, - Дайте сказать эксперту. Сергей Анатольевич, продолжайте.

- Раз уж наши коллеги такие активные сегодня, - ухмыльнулся вопрошаемый, - Я задам им вопрос: если вы обвиняете Человеуссию в агрессии, не могли бы предоставить факты. Кто, когда?..

- Каахх! – взвился брюнет.

- Нет, нормальные факты, - начал выходить из себя Сергей Анатольевич, - Фото со спутников, видеосъемку...

- Каахх! – продолжал верещать брюнет.

- Каахх-каахх! – поддержал его Словтун.

- Ка… каахх, - наконец выговорил одутловатый.

- Надо прекращать этот эфир к чертовой матери! – отшвырнул папку со шпаргалками Бодрей, - Реклама!

- Вот такие ежедневные победы совершают наши герои, - гордо произнес отделичанский телевизор, - Смотрите, даже когда камера медленно отползала назад, превращая гостей студии в маленькие неразличимые фигурки, сквозь ритмичную отбивку все еще звучал, хоть и замолкающий, но по-прежнему различимый «каахх»! Каахх, затмевающий все аргументы. Слово, напитанное революционной мощью и величием отделичанского языка. Каахх, которому нечего возразить!
улыбка

О скверно пахнущей любви к цивилизованному миру


Что-то надоели санкции. Вернее, наше к ним отношение. Еще вернее - навязчивое желание доказать свою невиновность «цивилизованному миру». Какого органа надрываться, вопия о несправедливости? К кому обращаемся?

За несколько лет достаточно примеров, ясно говорящих, что именно меры нечестной конкуренции первичны. Поводы подобрать – проблем не составляет, да и пришить их можно позже, к уже готовым санкциям.

Выполним одни требования, будут другие. Потом третьи, четвертые, сто миллионов двадцать пятые. Уже, кажется, не к чему привязаться? Сейчас-то! Введут санкции за Феретиму Хильгендорфа. Кто это? Честно говоря, гадость редкостная, но давайте вернемся к ней позже.

Collapse )

Сергей Брацио, статьи, С.А.Брацио, Брацио

Либеральная интеллигенция и черная Россия

intl1


Многим не дает покоя вопрос, почему часть нашего общества, именуемая «либеральной интеллигенцией», проживая в России, обязанная стране образованием и достатком, исступленно ненавидит и презирает ее. Стоит только государству и народу немного оклематься от очередного катаклизма, стоит лишь чуть подняться уровню жизни, как со стороны этих «либералов» изливаются потоки недовольства и желаний разрушать.

Прежде всего, ни либерализм, ни интеллигентность здесь не при чем. Вопрос в психологии. Это так называемый негативизм – «отношение к человеку, людям, а иногда к жизни и миру в целом с негативным предубеждением». Подобные люди не редкость, и это расстройство свойственно всем слоям общества, но если старушку-негативистку, бурчащую возле подъезда, услышат, в лучшем случае, десяток соседей, то именитому писателю внемлют миллионы поклонников. Многие читатели готовы схватиться за голову с криками: «Неужели все так плохо? Неужели не видно просвета?». Пусть сам человек и наблюдает вокруг эти «просветы» - и на детской площадке, и на улицах городов, и, что уж там, в кошельке – но как не поверить знаменитости! А не поверить просто. Надо лишь понять - эти люди не совсем здоровы…

Не стоит думать, что негативизм части интеллигенции – это нечто новое. Он существовал всегда. Давайте, обратимся к классике и посмотрим на один очень характерный пример. Вот как Алексей Толстой в своей трилогии «Хождение по мукам» описывает Бессонова в процессе творчества:

«Бессонов переживал хорошие минуты. Он писал о том, что опускается ночь на Россию, раздвигается занавес трагедии, и народ-богоносец чудесно, как в "Страшной мести" казак, превращается в богоборца, надевает страшную личину. Готовится всенародное совершение Черной обедни. Бездна раскрыта. Спасения нет.

Закрывая глаза, он представлял пустынные поля, кресты на курганах, разметанные ветром кровли и вдалеке, за холмами, зарева пожарищ. Обхватив обеими руками голову, он думал, что любит именно такою эту страну, которую знал только по книгам и картинкам. Лоб его покрывался глубокими морщинками, сердце было полно ужаса предчувствий…»

О, тут есть все, что нам надо! Ночь, пустота, могильные кресты, зарево пожарищ. Великолепный образчик черной, обугленной, негативной России! Спасения нет!..

Collapse )



Сергей Брацио, статьи, С.А.Брацио, Брацио

Как хохлы украинцев голодоморили…




Каждый раз, когда речь заходит о «голодоморе», вспоминается одна история. Рассказал ее в 1980-х пожилой, ныне уже покойный, человек. Степенный гордый старик был в Москве гостем – постоянно проживал в Карелии. Во избежание банальных русско-украинских разборок, уточню, он не был русским. Более того, он не принадлежал ни к одному из коренных этносов РИ/СССР. Появился он в Империи из Ирана совсем маленьким ребенком, без родителей, и был воспитан Россией: получил русское имя, владел единственным языком – русским, а на родном фарси не знал ни слова. Это был его выбор.
Частенько в нашем дворе можно было встретить еще одного колоритного персонажа. Это был здоровенный, добродушный выходец из УССР – дядя Коля, как называла его детвора. Сам он без обиняков представлялся: «Коля Хохол». И это был его выбор…
Однажды, судьба свела на дворовой лавочке седовласого перса, дядю Колю и нас – стайку малолетних пацанов. Общительный, веселый дядя Кола сначала перездоровался за руку с каждым из малышни, после чего протянул огромную ладонь деду:
«Коля Хохол», - представился он.
Старик, протянувший руку для знакомства, при слове «хохол» чуть не отдернул ее обратно. Вовремя успокоился, и их ладони встретились. О чем в начале разговаривали взрослые сказать не могу. Мы были слишком заняты своими пацанскими делами - играли «в Боярского», сражаясь на корявых ветках. Было видно, что взрослые симпатизировали друг другу и увлеченно о чем-то болтали. Наше внимание вновь переключилось на них, когда старик произнес:
«Коленька, пожалуйста, никогда не называй себя хохлом!», - и рассказал эту жуткую историю.

Collapse )
Сергей Брацио, статьи, С.А.Брацио, Брацио

План Мерославского (Бросим пожары за Днепр и Дон)

В 1878 году Людвиг Мерославский – сын полковника польских легионов Наполеона, провозглашенный Францией «диктатор польского восстания» - произнес:
«Бросим пожары и бомбы за Днепр и Дон, в самое сердце Руси.  Возбудим споры и ненависть в русском народе.  Русские сами будут рвать себя своими собственными когтями, а мы будем расти и крепнуть».
С тех пор, эти подлые слова превратились в руководство к действию для нескольких поколений русофобов. С тех пор, к сожалению, многого им удалось достичь…

«…Возбудим споры и ненависть в русском народе…»
Несколько десятилетий потребовалось, чтобы в среде нашего народа зародилась и вызрела бацилла не́руси! Вчерашние русские, потеряв способность видеть и понимать, восстали против векового родства, объявив себе исключительным народцем. Брат бросил брата в Талергоф, сын швырнул отца в яму Бабьего Яра, дочь, простонав заунывные гимны, объявила мать «титушкой»…
А что создали? Что построили своим отделенным домом? Неужели в Киеве, Харькове или Одессе есть украинская архитектура? Неужели Львовская готика – это порождение свидомых талантов? Нет! Только будучи русскими создавали шедевры от средневековых крепостей до Днепрогэса, а придумав «новых себя» - только гиляку и бесполезную катапульту…

Collapse )
Сергей Брацио, статьи, С.А.Брацио, Брацио

Нация зверей?..

Звери… Часто, когда приходит рукотворная беда, когда невинных людей разрывает в клочья самодельной бомбой, мы слышим отчаянный вопль соотечественников: звери! Ужас от случившегося не оставляет места для сопливых разглагольствований – звери! – и отношение к ним соответствующее…

 С противной стороны, из либерального зазеркалья, выплескивается «правозащитное» мнение, что зло не такое и зло, что вина лежит на обстоятельствах, что «людей довела до крайностей тюрьма народов». И вот, груз ответственности готов упасть на нетолерантные титульные плечи…

 Нет ничего противоестественного в том, что бы назвать зверя зверем! Не имеет морального права убийца называться человеком. Он зверь, он нелюдь, в какие бы «справедливости» не заворачивал для себя окаянный поступок.
«Правозащитный» зуд, расчесывающий эфир после каждой беды, не просто транслирует иное мнение – именно представители  либерального анахронизма, вцепившиеся кошельками во многие теле- и радио-студии, стараются переформатировать противостояние человека и зверя в войну между людьми разных этносов. Главное, что необходимо прояснить, что бы согласиться или опровергнуть доживающих – может ли целый народ быть зверем, т.е. есть ли в беде этническая подоплека. Об этом и поговорим.
[о зверях и людях...]
Каждому человеку свойственны разные, порой противоположные, черты натуры. Дело тут не только в киношно-мистической «светлой и темной стороне», культовом «добре и зле», но и в приземленных психологических аспектах. Некие низменные инстинкты присутствуют в каждом из нас, и подавлять их или давать им волю – это вопрос воспитания. Нравственность, как устоявшаяся общественная традиция, диктует определенные правила поведения, и каждый из нас, если считает себя органической частью такого общества, старается соответствовать этим установкам.

 Представьте, что вы живете в обществе, где процветает культ семьи, любви, верности, а измена, соответственно, считается явлением аморальным (недопустимым, греховным). Вы стараетесь соответствовать этическим нормам, но по соседству проживает сногсшибательная блондинка. Она не только выставляет на обозрение свои прелести, почти не скрытые глубоким декольте и крошечной мини, но и открыто провоцирует вас на нарушение моральных установок. Удержитесь? Справитесь с искушением? Честь вам и хвала! Но многие не устоят…

 Совершив поступок, идущий вразрез с общепринятыми нормами, человек, как правило, испытывает сожаление, стыд. Он замыкается на время в своем маленьком мирке, умасливая совесть мантрой, что «один раз не… считается». Проходит время, и человек понемногу успокаивается. Либо на всю оставшуюся жизнь, либо… до следующего непреодоленного искушения. В любом случае, нарушитель этических норм осознает, что его поступок неправильный и, как минимум, афишировать его не стоит.

 Теперь представьте несколько иную ситуацию. Начало то же – нормы, искушение, измена – но в момент сожаления человек не остается один на один со своей совестью. Эфирный демон не забывает его и методично уговаривает: «Тут нечего стесняться. Это свойственно всем. Это допустимо. Это естественно. Это нормально. Это круто!». Уж что-что, а прощать самих себя мы умеем, и делаем это легко и быстро. Совесть умолкла, раскаяние признано глупым наваждением, а нравственные установки, недавно действующие в обществе, объявлены не соответствующими «сегодняшним реалиям».
Так же в этические нормы могут быть внесены и другие, более серьезные, новшества и коррективы, сформировав целую систему - кривую мораль. Могут быть пересмотрены взгляды не только на семью, детей или, столь модные нынче, однополые соития, но и на ценность самой жизни – своей, чужой, жизни общества, государства.

 Общество, простите за банальность, это группа индивидов. Это и крупное сообщество (планетарное, цивилизационное, общество конкретного государства), и сообщества более мелкие (например, городские, сельские, уличные, дворовые, подъездные, семейные и т.п.). Разумеется, более мелкие являются частью более крупных. В идеале, чем крупнее сообщество, тем менее обширны моральные установки, а чем сообщество меньше, тем они более точны, детальны и насыщены. При этом, опять же в идеале, между ними не возникает противоречий, и местные нормы морали являются уточняющими ингредиентами общих.

 Проблемы начинаются тогда, когда некое мелкое сообщество оказывается обособленным от моральных норм сообщества большего. Дело тут не в физическом обособлении, как то аул окруженный горами или двор огороженный забором (домами, деревьями). Дело в отсутствии надлежащего воздействия большего общества на меньшее. Как правило, это связано с отсутствием должных государственных деяний по пропаганде ценностей большего общества.

 В таком автономном обществе, отлученном от матрицы цивилизационных устоев, вживление «кривой морали» происходит с головокружительной скоростью. Свято место пусто не бывает, и то, чего нам не дали, мы возьмем сами! Человек нуждается в некоем наборе норм поведения, и если автономное общество само устанавливает эти правила, то такая самоорганизация может привести к озверению индивидов.

 Такое общество подвержено внешнему воздействию – существует множество сил готовых в своих интересах подменить отсутствующее влияние, но нельзя отрицать и элемента самовоспитания автономного сообщества, особенно когда это касается молодежи. Надоел орущий под окнами кот? В дворовой компании нашелся условный Вася (Гога, Абрам) и, набравшись смелости, прибил бедное животное. Он решился! Он смог! Он крут! Крутым быть хочет каждый, а как Гога (Вася, Абрам) стал крутым? Правильно - убив беззащитное животное. Но быть таким же крутым, как Абрам (Гога, Вася) мало – хочется быть еще круче. Что (или кто) дальше: собака, корова, БОМЖ, инородец? Гога-Вася-Абрам то же не захочет терять лидирующих позиций и будет стремиться «переплюнуть» товарищей. У нас на глазах родились, вернее переродились из людей, звери…

 Вернемся к главному вопросу – есть ли во всем этом этническая составляющая? Разумеется, люди, особенно в условиях российских просторов, проживают относительно компактными группами, где превалирует та или иная национальность. В автономном обществе, в случае его возникновения, так же большинство может быть той или иной этнической принадлежности. Но! Большинство – это не все, и, к примеру, в составе «кавказских» террористических групп было выявлено немало русских. Как к этому относиться? Как к исключениям из правил? Компания же Васи-Абрама-Гоги и вовсе может оказаться интернациональной, что ничуть ее звериной сути не изменит, и чьи этносы - Васи? Гоги? Абрама? - считать звериными, а чьи «исключением их правил»?

 Если зверство, как утверждают некоторые, это национальная черта определенных народов и его проявление у отдельных индивидов является доказательством озверения всего этноса, то почему бы ни считать зверями всех немцев за злодеяния фашистов во времена ВОВ? Всех евреев и арабов, сербов и хорватов, англичан, ирландцев, испанцев, басков и т.д. – за их кровавые междусобойчики? А на какую нацию повесить ярлык зверя за поведение бандеровцев, «семеновцев», «революционных матросов» и другие явления «красно-белых» терроров? На себя возьмем? Так людей не останется – каждый будет зверем! Что, разумеется, ложь.

 Выход из ситуации озверения один – если его причина в отсутствии должного воздействия государства на общество, то и решение заключается в том, что это влияние должно быть восстановлено. Надо только осознавать, что внедрение «кривой морали», основанной на низменных сторонах человеческой натуры, происходит быстро, а исправление ситуации займет годы, и то сработает далеко не в ста процентах случаев.

 Переделывать всегда тяжелее, чем создавать с нуля. Поэтому часть сторонников «кривой  морали» неисправима, и там, где не помогут воспитательные меры, должны включаться уголовные (разумеется, при наличии состава преступления). Главное, не забывать о новом поколении, о школах, о методиках образования, пресекающих негативное воздействие на формирующуюся личность. Это тяжелый и долгий труд, ведь дети получают информацию не только от учителей, но и в большинстве случаев от родителей, родственников, знакомых, которые могут оказаться приверженцами звериной нравственности. Процесс этот может затянуться не на одно поколение. Этого не надо бояться, к этому надо быть готовым.

 А звери? А что делают с кровожадными зверями, мешающими людям жить?..
Сергей Брацио
Сергей Брацио, статьи, С.А.Брацио, Брацио

"Дед, я тебя помню..."

Оригинал взят у middleterra в "Дед, я тебя помню..."

Дед, я тебя помню. Я знаю, тебе это важно знать, ведь если я тебя помню, значит ты не зря шёл на смерть, значит ты жив. Дед, я знаю о твоём подвиге, даже не зная где ты лежишь. Ты на небе, ты в моей памяти, ты со мной. Ты даёшь мне силы жить и поступать так, чтобы мне не было стыдно перед тобой и твоим поколением. За твой подвиг, за твою жертву ради меня и моих детей.

Уважаемые читатели, наше издание участвует в бессрочной акции "Дед, я тебя помню..." Каждый из вас может прислать в нашу редакцию свои воспоминания о тех, благодаря кому мы живём... Это то малое, что мы можем сделать для них. Вспомним и расскажем всем о наших дедах и прадедах, о том, что значит для нас та война.


Бессрочную акцию поддержали: Альтернатива, Руська Правда


Друзья, поддержите акцию на своих ресурсах!

Сергей Брацио, статьи, С.А.Брацио, Брацио

Как каза́чки в Наурской станице врагов щами «накормили»

kazachki

10 июня 1774 года, во времена первой турецкой войны, казаки из станицы Наура еще не вернулись домой. В станице оставались лишь старики, дети,  женщины и малочисленная легионная команда, расположенная на недостроенном валу. Разодетые, по случаю праздника, каза́чки, сверкая украшениями на красных сарафанах, разливались тягучими, сладкими песнями, а старики, перебирая пальцами струны, улыбались в пышные усы, любуясь стройными молодухами. Дети и подростки поднимали облака серой пыли, водя хороводы под аккомпанемент миловидных мамаш.

В шуме праздника первая стрела беззвучно прорезала воздух и вонзилась в грудь седого бандуриста! Несчастный старик выронил инструмент и, перебивая пение криком жуткой боли, поднялся в полный рост; замер; пошатнулся и медленно, лицом вниз, опустился на землю, выпуская в пыль последнее дыхание и ручеек горячей крови. На мгновение воцарилось молчание. Женщины обменивались растерянными взглядами, дети жались к матерям и дедам - с вала раздался громкий вопль караульного: «Крымчаки!».


Облако стрел появилось из-за укреплений и устремилось в скопление людей. Дети бросились врассыпную, стремясь укрыться от летящей смерти за стенами новеньких срубов. Старики, побросав инструменты, старались закрывать собой подростков и падали в пыль, сраженные в тощие спины. Женщины, рыдая вголос, красными наседками собирали отроков и заталкивали в низкие двери спасительных амбаром и домов.

С вала громыхнула казацкая пушка! В облаке белого дыма, ухая рассерженной птицей, ядро устремилось в сторону хилого пролеска. Следом харкнула вторая, третья… «Заряжай!» - то и дело неслось над станицей, но рук не хватало – малочисленный гарнизон не справлялся с накатывавшей бедой.

[Нажмите, чтобы прочитать полностью]

И тогда на крепостной вал поднялись женщины! Алой рекой потекли каза́чки на помощь мужчинам, теряя подруг под натиском жалящих стрел. Тем, кому удалось добраться до верха, открылась страшная картина: надеясь на легкую наживу, восьмитысячная толпа крымских татар, кабардинцев и турок, лавиной накатывала на станицу. Малочисленные казацкие пушки отплевывались раскаленными ядрами, но поток вражеской конницы все ближе подступал к родному жилищу.

Каза́чки, наравне с мужчинами, вступили в бой! Женщины поддерживали огонь, кипятили смолу, а когда неприятель вплотную подошел к валу, лили раскаленную массу ему на голову. Обожженные враги с криками отползали назад, но все новые и новые недруги бросались на штурм. Получив свою порцию ожогов, они уступали место следующим, и казалось, что поток нападающих бесконечен.

Когда кончилась смола, в ход пошел кипяток. Не обращая внимания на раны, каза́чки перевешивались с укреплений вала и лили, лили, лили кипящую воду на противника! Вал казался горящим от обилия красных сарафанов, но этот огонь работал против нападавших – защищал станицу и помогал уничтожал незваных гостей!

Время шло - закончилась вода… Ведрами не наносить. Вскипятить - не успеть. Казалось, что пришел конец казачьему геройству… Но снова на помощь пришла женская изобретательность!

- Ждите! – выкрикнула высокая, крепкая казачка, и в сопровождении десятка подруг, убежала в ближайший дом.

Появились они через минуту. Сгибаясь под тяжестью ноши, казацкие жены тащили огромные котлы, в которых плескалась мутноватая, густая жидкость. Подбросили дров, раздули огонь и, когда жидкость закипела, над валом понесся чарующий аромат наваристых щей!

- Вкусно-то как! – облизался старый казак.

- Вкусно! – подтвердила молодуха, - Только есть их не тебе. Кабарду кормить станем!

И крепкие женские руки опрокинули котлы на атакующих! Жирный, кипящий бульон хлестанул по бритым головам врагов, покрывая их лохмами горячей капусты; поднятые вверх глаза лопались, не выдержав температуры, и стекали клокочущей жижей по грязным щекам; разбрасывая чудовищные ругательства, штурмующие сыпались с вала на головы воинов, идущих следом. Праздничный обед обернулся мощным оружием!

Ночь принесла облегчение – враг остановил осаду. Когда солнце поднялось над горизонтом, алый батальон уже находился на местах. Громыхнули казацкие пушки, но нового штурма не последовало… Улюлюкая и подгоняя лошадей, враг отступил, оставляя победу казацким женщинам!!!

Это был первый, но далеко не последний бой казачек! «Бабий праздник» - как назвали защиту Наурской их мужья. Еще долго, встречая обожжённого кабардинца, шутили казаки: «А что, дос (приятель), не щи ли в Науре хлебал?»


Сергей Брацио, статьи, С.А.Брацио, Брацио

Русь Белая, Великая и Малая: МЫ НЕ БРАТЬЯ!

4флага
                                                                                                                                             Фото с сайта "Русь молодая". 


Жизнь последних десятилетий научила нас не верить никому –  врут все! Врет правительство, врет оппозиция, врут учителя, и, конечно, врет сама История. В этом нескончаемом потоке лжи, люди выбирают себе наиболее удобную нишу неправды и начинают жить в ней, веруя в комфортную для своего мировосприятия Историю, не требуя доказательств, не обращая внимания на доводы здравомыслия.

Кто-то удобно расположился в красивой теории о «трех братских народах», кто-то, наоборот, застрял в версии «уникального украинства», с его антирусскими, антироссийскими корнями. «Одна нация! Одна страна!» - к этому, действующему до сих пор, лозунгу, часто добавляют и «одну церковь», и «один язык». Нация, этнос, народ – УКРАИНЦЫ! Они маршируют по улицам городов, громко заявляя свое «над усё!», они с гордостью произносят имя своей «нации», крича о правах на землю, политику, экономику.

Глупо и смешно будет выглядеть, если мы скажем, что через сто лет по территории Украины будут шествовать представители наций «регионалов», «батьковщинщиков», «ударников» или «славянопартийцев», но менее ста лет назад и украинцы были… ПАРТИЕЙ! Вы можете не верить нам, можете не верить научным источникам, но вряд ли современные «украинцы» не доверяют уважаемому ими «святому престолу». Итак, «Католическая энциклопедия», изданная в 1913 году, так описывает «украинцев»:

«…среди Русин Галиции и Венгрии были сформированы политические партии… Они разделены на три основные группы:

- «Украинцы», те, кто верит в развитие русин по собственной линии, независимой от России, поляков или немцев.

- «Москвофилы», те, кто смотрит на Россию, как на образец Русско-Славянской расы.

- «Угро-русские» или «Венгерские русины», те, кто выступает против Венгрии, против ее правил; те, кто не желают потерять своего особого статуса... Идеи «украинцев» особенно неприятны для них»  


Collapse )