Category: еда

Category was added automatically. Read all entries about "еда".

улыбка

Борщ по-папиному


Люблю борщ. Всегда варю его сам. Домашние обожают это недиетическое варево, а дети даже дали ему громкое имя – Папин борщ. Но с недавнего времени стал замечать, что к столу, отведать готовое блюда, собирается много народа, а вот во время готовки люди стараются испариться из дома. В чем причина? Надо проверить!

В один из выходных, вероломно и без предварительного объявления о намерениях, огласил домочадцам, что сегодня варю борщ! Бежать было поздно. Пришлось им присутствовать.

Начинаю варить. Беру мясо с косточкой, лук-морковку, кладу в кастрюлю с водой и… варю. Часа два, а порой и больше готовится бульон. За это время надо начистить и нарезать овощи.

Я бы с радостью сделал все сам, но, вздыхая и надеясь на отказ, кто-нибудь из домашних обязательно предложит помощь. К тому же, так получается быстрее, ведь я не отвлекаюсь от приготовления бульона, посвящаю ему все время.

Да и почему бы семье не помочь? И вот я распределяю обязанность, и через минуту вся квартира режет, трет, шинкует. А я варю.

За процессом наблюдаю тщательно, чтобы все делалось правильно, как я люблю. Есть у меня для этих случаев специальный графинчик со смородиновой настойкой, к коему я время от времени и прибегаю. Для поднятия уровня строгости и ответственности. Помогает разглядеть все шероховатости в работе родных, которых раньше бы и не заметил.

А так, смотришь, с картошки слишком толстую шелуху снимают. Брусочки свеклы неодинаковые. Капусту шинкуют стихийной стружкой. Куда это годится? Правильно, никуда. Приходится делать внушения, указывать на промахи.

Пока нарежут, пока исправят огрехи, я уже доварю бульон. И остается самое главное – все соединить. Хотя нет, надо еще обжарить-потушить овощи. Это просто, поэтому я легко доверяю процедуру кому-нибудь из близких, отправляясь подышать на балкон, прихватив остатки смородиновой.

И вот, наступает самый ответственный момент. Движениями опытного ведьмака забрасываю в кипящий котел ингредиенты. Картошка – буль. Обжарка – буль-буль. Сыплется капуста. Забрасывается мясо. Соль, специи. Сало с чесночком толченое, благо кто-то позаботился растереть в ступке. Теперь пусть постоит варево под крышкой, превратиться в настоящий борщ, пока женщины собирают на стол.

Ух, устал! Непростое это дело борщ варить. Домашним не понять. Что там резать да тереть? Легкотня. А я ВАРЮ! Ничего, им еще кухню и плиту отмывать. Жаль графинчик почти опустел. Но ничего, сейчас тарелочку свежесваренного, да под рюмочки остатнюю. Дальше можно и подремать. Заслужил!

И чего родные разбегаются в день готовки? Так и не понял…

p.s. Картинка из Интернета.
Сергей Брацио, статьи, С.А.Брацио, Брацио

Как хохлы украинцев голодоморили…




Каждый раз, когда речь заходит о «голодоморе», вспоминается одна история. Рассказал ее в 1980-х пожилой, ныне уже покойный, человек. Степенный гордый старик был в Москве гостем – постоянно проживал в Карелии. Во избежание банальных русско-украинских разборок, уточню, он не был русским. Более того, он не принадлежал ни к одному из коренных этносов РИ/СССР. Появился он в Империи из Ирана совсем маленьким ребенком, без родителей, и был воспитан Россией: получил русское имя, владел единственным языком – русским, а на родном фарси не знал ни слова. Это был его выбор.
Частенько в нашем дворе можно было встретить еще одного колоритного персонажа. Это был здоровенный, добродушный выходец из УССР – дядя Коля, как называла его детвора. Сам он без обиняков представлялся: «Коля Хохол». И это был его выбор…
Однажды, судьба свела на дворовой лавочке седовласого перса, дядю Колю и нас – стайку малолетних пацанов. Общительный, веселый дядя Кола сначала перездоровался за руку с каждым из малышни, после чего протянул огромную ладонь деду:
«Коля Хохол», - представился он.
Старик, протянувший руку для знакомства, при слове «хохол» чуть не отдернул ее обратно. Вовремя успокоился, и их ладони встретились. О чем в начале разговаривали взрослые сказать не могу. Мы были слишком заняты своими пацанскими делами - играли «в Боярского», сражаясь на корявых ветках. Было видно, что взрослые симпатизировали друг другу и увлеченно о чем-то болтали. Наше внимание вновь переключилось на них, когда старик произнес:
«Коленька, пожалуйста, никогда не называй себя хохлом!», - и рассказал эту жуткую историю.

Collapse )