Сергей Брацио (sbracio) wrote,
Сергей Брацио
sbracio

Categories:

О скверно пахнущей любви к цивилизованному миру


Что-то надоели санкции. Вернее, наше к ним отношение. Еще вернее - навязчивое желание доказать свою невиновность «цивилизованному миру». Какого органа надрываться, вопия о несправедливости? К кому обращаемся?

За несколько лет достаточно примеров, ясно говорящих, что именно меры нечестной конкуренции первичны. Поводы подобрать – проблем не составляет, да и пришить их можно позже, к уже готовым санкциям.

Выполним одни требования, будут другие. Потом третьи, четвертые, сто миллионов двадцать пятые. Уже, кажется, не к чему привязаться? Сейчас-то! Введут санкции за Феретиму Хильгендорфа. Кто это? Честно говоря, гадость редкостная, но давайте вернемся к ней позже.

Мульёны витязей прекрасных

«Мы европейцы!», - кричат одни. «Нет, мы азиаты!», - спорят с ними другие. «Вы все дураки, мы евразийцы, а то и азипейцы!». И давай мутузить друг друга по мордасам, доказывая цивилизованность.

В такие моменты у меня почти всегда возникает один и тот же образ. Богатырь. Огромный такой, сильнююющий – самый большой в мире. Разлегся он, значит, на два континента, лежит среди цветов полевых, среди щебета птах, мечтательно поглядывая в небеса. В зубах травинкой ковыряет, с пальца на палец букашку перепускает.

И размышляет богатырь: «Кем бы мне стать? Может былинкой? А может козявкой?».

Богатырем оставайся, блин, бо-га-ты-рем! Зачем витязю в былинки? Зачем здоровяку в букашки? Ты – богатырь, и во сколько раз это лучше козявки ни один компьютер точно не посчитает, что бы ни говорили по этому поводу жучки-паучки.

Так нет же, нам букашкино мнение интересно. Да ладно бы просто мнение, мы обязательно хотим ей нравиться. Чтобы хвалила нас. А козявочка-то с гнильцой! Она считает, что сильный богатырь для того и существует, чтобы работать на нее, деньги ей приносить, катать на себе по планете, а то и за ее пределы. И справедливо считает, если витязь настолько спятил, что желает в насекомые податься. А если одуматься? Большой не значит глупый. Может наивный, но это лечится.

Безамстердамофобия

Чего боятся многие? Говорят, как же так, мы поссоримся, а мне так нравится пиво пить в Чехии, круасаны уминать в Париже, наслаждаться красными огоньками в Амстердаме. А кто против-то?

Во-первых, никто и не собирается ссориться. Вполне достаточно понять, что жизнь такая, какая она есть, и другой не будет. Козявки – это козявки, богатыри – богатыри. И интересы у них разные. Все необходимы, все уместны, все пригодятся. Жучкам главное катать свои навозные шарики, витязям – жить поживать да добра наживать. Глупо требовать от букашки защищать справедливость, глупо тратить богатырские силы, чтобы катать навоз. Каждому свое!

И не надо меня обвинять в расчеловечивании кого-то. Жучки – это так, для художественного образа. Везде живут люди, и везде много хороших, и никто не лучше и не хуже других. Это не о расчеловечивании. Это о масштабах.

Во-вторых, никто не помешает кататься в ваши парижи. Въезд они что ли вам закроют? Если и закроют паре чиновников, то и… А всем - никогда! Вы ведь в Чехии на пиво свои деньги тратите. Круасаны парижские, да плюшки амстердамские поди не воруете. Никуда они не денутся от ваших денег!

Вот вам яркий пример – Япония. У нее к нам - не хухры-мухры, а территориальные претензии. По документам у нас и вовсе война еще не закончилась. Это как-то мешает желающим ездить в Японию? И, заметьте, есть сырую рыбу, чтобы понравиться аборигенам, вовсе не обязательно. Может японцы не ездят в Европу и Америку? Или они так и мечтают стать европейцами, а без этого нецивилизованные? Живут себе нормально, посещают друг друга и не пытаются превратиться одни в других. Ну, почти…

Так откуда же у многих это нездоровое желание нравиться «цивилизованному миру»? Ладно бы дело касалось только приснопамятных 2%, но и вполне себе здравые люди порой готовы катать шарики. Чтобы только «как у них». «Патамушта мы европейцы».

Самобытность без фанатизма

Свой путь? Особенная стать? Несомненно, но лучше все же без фанатизма. И самобытность, и общность есть у всех. Неужели Дания и Финляндия – близнецы братья? Может Франция с Германией все из себя одинаковые или немцы один на другого похожи? А если поляка с чехом в одной комнате на 10 минут закрыть, они друг другу в горла не вцепятся? Тем не менее Европа, и общего у них предостаточно.

И в России мы все имеем множество общих признаков. А что нет разницы? Кубань ничем не отличается от Костромы? Или Приморье от Поморья? Уфа от Грозного, а Казань от Новосибирска? В этих отличиях, объединенных общим, и есть вся вкуснятина, вся прелесть. Это мы! С жирным наваром культуры, богатым вкусом языка, и… с необъяснимой тошнотинкой подобострастия перед «цивилизованным миром».

Крайности – фу, отстой. Самобытность не отрицает общности, и российская самобытность обогащает мир. Мы такие, они другие, и это реальность, это обычно, это нормально. И эти ваши «цивилизованные» понимают все прекрасно. А мы?

Хорошего везде предостаточно. И плохого не меньше. Ну, и жить по банальному: хорошее принять, плохое – пусть оставят себе. Кому-то там что-то не нравится? Нам-то что до этого. А будем лебезить – будут санкции. Но если и не будем – все равно санкционное давление не ослабнет. Так что лучше: спокойное восприятие действительности или унизительное почитание с тем же результатом?

За Феретиму нашу, Хильгендорфа!

Вернемся к Феретиме Хильгендорфа. Кто это? Это червяк. Обычный с виду дождевой червь, но, собачья дама, дюже длинный (до пары метров вымахивает) и крайне-крайне редкий. А обитает он в Японии и в России, но исключительно на Кунашире и Шикотане.

Когда закончатся все очевидные требования, санкции можно ввести и за Феретиму Хильгендорфа! Не ценим, мол, мы с вами эту гадость двухметровую, не строим ей жилищ, не показываем червивую эротику на ночь, чтобы она размножалась охотнее. А там и их ареал отхапать могут. Исключительно, разумеется, в целях сохранения популяции.

Глупый предлог? Ну и что! Кого это волнует, когда на кону шарики бабки! И жрали вы перед этим сырую рыбу или нет, носили прищепки за ушами или, наоборот, вставляли зубочистки в глаза – всем по барабану. Наоборот, стремление «стать ими» вызывает лишь презрение у самих «цивилизованных». Недостаточность в себе, желание стать кем-то, кем ты не являешься – это ли не признак ущербности.

Контуры России нередко сравнивают с могучей лошадью. Камчатка у нашей лошадки – это морда, Владивосток находится на передней лапе, между Черным и Каспийским морями – задняя и т.д.

Так уж сложилось, так повелось, что и вокруг не пустота. Та же Япония расположилась где-то под передним копытом, азиатские страны в подбрюшье, да Европа поналипла к крупу. И что с того? Се ля ви, чтоб ей быть повеселей. Ну, не нравится некоторым в положенном месте, все хотят укусить за ближайшее. И кусают, пока не взбрыкнем.

И кусать будут. Подумаешь! Надо привыкнуть буднично покусывать в ответ, а то и превентивно. Не надо закрываться, пусть будет по Высоцкому: «а не вникнут - разъяснять». Главное, не пресмыкаться, но и не терпеть, не ждать пока гневом переполнит, а то уж так лягнем, что и планета разлетится. Оно может в Раю и хорошо, но всему свое время.

Tags: Россия-ес, русофобия, русские
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments