Сергей Брацио, статьи, С.А.Брацио, Брацио

Страна-оппозиция

Чем украинцы отличаются от русских? Наверное, можно наковырять полтома корявых стереотипов в ответ на этот вопрос. Можно вооружиться логикой, историей, и начать крушить их – эти стереотипы - налево и направо с отчаянным донкихотством. Но… как-нибудь потом. Давайте на мгновение представим, что все, предлагаемое «молодой нацией с тысячелетней историей», правда.

261119.jpg

Мы – разные народы. Мы - отличаемся ментально. Одни «частники», другие «колхозники», одни водку пьют, другие ее на дух не переносят – только горилку. Одни свободные-свободные, другие рабы-рабы. Одни… другие…  В общем, ничего общего, даром что больше века только тем и приходится заниматься этим «политикам», как искать отличия.

На дурацком примере

Для наглядности возьмем простой пример. Дальше скрин одного из сообщений на распространенном сервисе вопросов-ответов. Таких сервисов – тысячи, таких высказываний – сонм. Причем заметьте, пишет девушка / женщина, позиционирующая себя русской. Итак, давным-давно, до всех майданов…

Collapse )

улыбка

Борщ по-папиному


Люблю борщ. Всегда варю его сам. Домашние обожают это недиетическое варево, а дети даже дали ему громкое имя – Папин борщ. Но с недавнего времени стал замечать, что к столу, отведать готовое блюда, собирается много народа, а вот во время готовки люди стараются испариться из дома. В чем причина? Надо проверить!

В один из выходных, вероломно и без предварительного объявления о намерениях, огласил домочадцам, что сегодня варю борщ! Бежать было поздно. Пришлось им присутствовать.

Начинаю варить. Беру мясо с косточкой, лук-морковку, кладу в кастрюлю с водой и… варю. Часа два, а порой и больше готовится бульон. За это время надо начистить и нарезать овощи.

Я бы с радостью сделал все сам, но, вздыхая и надеясь на отказ, кто-нибудь из домашних обязательно предложит помощь. К тому же, так получается быстрее, ведь я не отвлекаюсь от приготовления бульона, посвящаю ему все время.

Да и почему бы семье не помочь? И вот я распределяю обязанность, и через минуту вся квартира режет, трет, шинкует. А я варю.

За процессом наблюдаю тщательно, чтобы все делалось правильно, как я люблю. Есть у меня для этих случаев специальный графинчик со смородиновой настойкой, к коему я время от времени и прибегаю. Для поднятия уровня строгости и ответственности. Помогает разглядеть все шероховатости в работе родных, которых раньше бы и не заметил.

А так, смотришь, с картошки слишком толстую шелуху снимают. Брусочки свеклы неодинаковые. Капусту шинкуют стихийной стружкой. Куда это годится? Правильно, никуда. Приходится делать внушения, указывать на промахи.

Пока нарежут, пока исправят огрехи, я уже доварю бульон. И остается самое главное – все соединить. Хотя нет, надо еще обжарить-потушить овощи. Это просто, поэтому я легко доверяю процедуру кому-нибудь из близких, отправляясь подышать на балкон, прихватив остатки смородиновой.

И вот, наступает самый ответственный момент. Движениями опытного ведьмака забрасываю в кипящий котел ингредиенты. Картошка – буль. Обжарка – буль-буль. Сыплется капуста. Забрасывается мясо. Соль, специи. Сало с чесночком толченое, благо кто-то позаботился растереть в ступке. Теперь пусть постоит варево под крышкой, превратиться в настоящий борщ, пока женщины собирают на стол.

Ух, устал! Непростое это дело борщ варить. Домашним не понять. Что там резать да тереть? Легкотня. А я ВАРЮ! Ничего, им еще кухню и плиту отмывать. Жаль графинчик почти опустел. Но ничего, сейчас тарелочку свежесваренного, да под рюмочки остатнюю. Дальше можно и подремать. Заслужил!

И чего родные разбегаются в день готовки? Так и не понял…

p.s. Картинка из Интернета.
Сергей Брацио, статьи, С.А.Брацио, Брацио

Каахх затмевающий, или О силе революционного слова


- Каахх! – отчетливо по буквам произнес диктор отделичанского телевидения.

- Что, Василий? – с улыбкой переспросила соведущая.

- Каахх, - снова повторил мужчина, неумело скрывая смех.

- Я понимаю, - отчетливо по-человеусски произнесла в эфире женщина, - Сегодня третье января, и прошедшие праздники пагубно отразились на твоем состоянии, но…

- Нет! – уже серьезно произнес телевизионный ведущий, - Наша отделичанская революция требует обновлений! В том числе и обновлений отделичанского языка. Чем дальше мы будем от человеусского, тем скорее построим свою свободную и независимую Отделичандию! Каахх – это новое слово, привнесенное революционной борьбой. Слово – оружие в многолетних баталиях за независимость. Мы должны выражаться кратко и понятно всему цивилизованному миру.

Каахх – это не просто слово, это целый набор понятий. Каахх означает, что Человеуссия - захватчик, что это исчадие ада снова напало на нас, как делало это и прежде, в течение тысяч лет. Что ими незаконно заграбастан Ым, принадлежащим нам со дня рождения планеты, что на Асбасе с нашими героями воюет их регулярные полчища. И все это вместилось в новое, емкое и революционное слово «каахх»! Теперь ненужно произносить множество слов, теперь достаточно сказать «каахх», и всем становится понятно, о чем идет речь.

Но это еще не все! Великие отколичанские экономисты посчитали, что за время, сэкономленное от произношения стольких слов, наш народ сможет больше трудиться на благо Великой Отделичандии. И мы ворвемся в семью самых богатых и счастливых народов.

- Вот это да, Василий! – искренне изумилась соведущая, - Всего одно слово, а сколько пользы. Действительно, только отделичанский язык – самый красочный и певучий в мире – мог породить такие вариации. Каахх!

***

- Сегодня 27 марта, - пафосно произнес отделичанский телевизор, - Всего несколько месяцев прошло, как в наш великий язык было внедрено мудрое и ультраосновательное слово «каахх», а уже с трудом в Отделичандии можно найти человека, не знающего смысл этого революционного понятия.

***

- На улице июнь, - запыхавшись от радости, заявил телевизор, - И у Отделичандии новые победы мирового уровня. Наш «каахх» получил признание не только внутри страны, им пользуются даже в чудовищной Человеуссии! Наши доблестные агенты, смело сражающиеся в тылах вербальных побоищ, выступая в ТВ-шоу агрессора, заставили понимать отделичанский и нелюдей этой коварной страны.

Сегодня мы предлагаем выдержку из эфира их телеканала *ТВ. Посмотрите, дорогие отделичанцы, до чего докатилась дешевая пропаганда агрессора.

Экран пыхнул рябью, и из мгновенья шипоты сложилась картинка. Синие квадратики, шарики, полоски стихийно перемещались по экрану, пока не сложились в забавный логотип *ТВ. На переднем плане ведущий:

- Я Бодрей, и это место, где встречаются разные мнения! До рекламы мы обсуждали произошедшее в Отделичандии, и я обещал дать слово Вячеславу Словтуну. Скажите, Вячеслав, что должно быть в головах депутатов, чтобы принять такой абсурдный закон?

- Каахх! – самодовольно провозгласил Словтун, игриво поблескивая отражением сафитов от затылка, - Знаете, что это?

- Уж кто теперь этого не знает, - засмеялся Бодрей, - Вы этим своим кааххом полпланеты достали.

- Да-а, мы такие, - сверкнул желтизной зубов Словтун, - но это означает, что…

- Человеуссия на Отделичандию напала, Ым отжала, на Бассейне попала! – хором продекламировала студия.

- Поняли? – засмеялся ведущий Бодрей, - Я же.. эээ… говорил – у нас это не секрет! Так что же там ваш каахх?

- Каахх… - вяло продолжил Словтун, но его перебил коллега-политолог из Отделичандии:

- Каахх! – задорно произнес тощий молодой брюнет.

- Каахх? – устало блеснул лысиной Словтун.

- Ты не сомневайся, каахх, конечно.

- Надоели вы мне, - отмахнулся Бодрей, и обратился к другому эксперту, - Митрий Базалов, Вы же разбираетесь в экономике. Как можно отнестись к идее отделичанцев, что какое-то слово поможет стране стать богаче?

- Напомина-а-аю, - самодовольно произнес Митрий, - В мировой практике нет фактов, доказывающих, что показатели экономической эффективности государства коррелируются с длиной основы структурно-семантической единицы какого-либо языка. В лингвистическом смысле, разумеется. Ситуация заключается в следующем… Напомина-а-аю, что ежегодные показатели ВВП Отделичандии демонстрируют стремительное падение, и этот нисходящий тренд…

- Да что вы все про Отделичандию! – заверещал Словтун, выдав в пространство порцию слюны, - У самих… у самих-то, посмотрите… стоит отъехать на 100 биролетров от столицы, а там… там-то что, видели? Коровы стоят недоеные! Дороги горбатые. Машины салатовые. А мы... мы-то страдаем из-за вас, потому что…

- Каахх! – громко подсказал отделичанский брюнет-политолог, - Потому что каахх!

- Именно, каахх, - благодарно завершил Словтун.

- Я продолжу, - улыбнулся Базалов, - Напонимаю, что ваши проблемы основаны исключительно на неконституционных действиях отдельных радикальных элементов, незаконно прервавших деятельность предыдущего Кабинета, и проводящих агрессивную политику в ряде ваших же регионов.

- Это не мы, - перебил еще один гость из Отделичандии - одутловатый господин за пятьдесят, - Мы же это... ну... жили-то когда-то дружно, а потом че вы там… это... сделали-то. Мы же таво, а вы только это… как там? – обратился одутловатый к собеседникам.

- Каахх! – радостно подхватил Словтун.

- Каахх - каахх! – подтвердил тощий брюнет.

- Это какой-то бардак, а не эфир! – возмутился Бодрей, - Если будете продолжать такую истерику, я буду вынужден выгнать вас из студии. Сергей Анатольевич, что вы скажете по этому поводу.

- Здесь все очень просто, - чеканно проговорил человеусский эксперт, - Я сейчас все объясню. Клика, захватившая власть в Отделичандии…

- Сами вы клика, - взвился Словтун, - Это вы… каахх!

- Каахх-каахх! – поддержал коллегу тощий.

- Ка… ка.. это, как там.. ка-а-акхх! – добавил одутловатый.

- Да вы… уже… достали! – вскричал Бодрей, самоцензируя ненорматившину паузами, - Дайте сказать эксперту. Сергей Анатольевич, продолжайте.

- Раз уж наши коллеги такие активные сегодня, - ухмыльнулся вопрошаемый, - Я задам им вопрос: если вы обвиняете Человеуссию в агрессии, не могли бы предоставить факты. Кто, когда?..

- Каахх! – взвился брюнет.

- Нет, нормальные факты, - начал выходить из себя Сергей Анатольевич, - Фото со спутников, видеосъемку...

- Каахх! – продолжал верещать брюнет.

- Каахх-каахх! – поддержал его Словтун.

- Ка… каахх, - наконец выговорил одутловатый.

- Надо прекращать этот эфир к чертовой матери! – отшвырнул папку со шпаргалками Бодрей, - Реклама!

- Вот такие ежедневные победы совершают наши герои, - гордо произнес отделичанский телевизор, - Смотрите, даже когда камера медленно отползала назад, превращая гостей студии в маленькие неразличимые фигурки, сквозь ритмичную отбивку все еще звучал, хоть и замолкающий, но по-прежнему различимый «каахх»! Каахх, затмевающий все аргументы. Слово, напитанное революционной мощью и величием отделичанского языка. Каахх, которому нечего возразить!
улыбка

О скверно пахнущей любви к цивилизованному миру


Что-то надоели санкции. Вернее, наше к ним отношение. Еще вернее - навязчивое желание доказать свою невиновность «цивилизованному миру». Какого органа надрываться, вопия о несправедливости? К кому обращаемся?

За несколько лет достаточно примеров, ясно говорящих, что именно меры нечестной конкуренции первичны. Поводы подобрать – проблем не составляет, да и пришить их можно позже, к уже готовым санкциям.

Выполним одни требования, будут другие. Потом третьи, четвертые, сто миллионов двадцать пятые. Уже, кажется, не к чему привязаться? Сейчас-то! Введут санкции за Феретиму Хильгендорфа. Кто это? Честно говоря, гадость редкостная, но давайте вернемся к ней позже.

Collapse )

Сергей Брацио, статьи, С.А.Брацио, Брацио

Закат Раздрая. Даниил Московский

карта.jpg
***

Звенит морозом воздух чистый,
Подошва давит хрусткий снег.
Снегирь талантливым артистом
На фоне баров и аптек
Богатством рудного кафтана,
Склевав рябину, бусит пьяно.

Сверкают маковки соборов
В обилье Солнца красоты -
Благочестивы, золоты
В условьях древнего декора,
Где хворь Раздрая исцеля,
Красуясь стенами Кремля,
Живет История родная -
Чудесных знаний кладовая.



Начхав на спесь столичных снобов,
Студентка мчится сквозь мороз.
На фоне дальних небоскрёбов
На щёчках розы. Повелось
Так, что присутствие былого
Сокрыто тем, что в мире ново:
Под мышкой клатч, в руках смартфон,
А под ногами заснежён
Московских улочек секрет.
И вдруг, сей град переодет:

Сменился сумерками день,
Луна над речкой набекрень.
Вместо асфальта змейкой ловко
Петляет старая грунтовка.
Вместо престижных иномарок -
Кобылка тащится. Неярок
Пейзаж, лишь освещают трошки
Избёнок маленьких окошки...


Collapse )
Сергей Брацио, статьи, С.А.Брацио, Брацио

Просто мысль. Без призывов и планов

Странно получается. Вот, живет человек. Любит свою семью, дом, улицу, город, край. Обожает страну, чью восточную границу видит не «где-то сразу за Днепром», а далеко-далеко, в бурных водах Тихого океана.

На севере и на востоке от него живут такие же люди, его родственники. Это их общие предки освоили и развили столь грандиозную территорию. Это их общие предки вместе создали богатый язык и великолепную культуру. Все это часть и его достояния, часть его самого.

Но, вдруг (а может и не совсем «вдруг»), появляется какая-то мутная, необразованная субстанция, которая ставит колышки «за речкой» и заявляет: все, что за ними на восток, больше не принадлежит человеку.

Там теперь все чужое. Богатая культура – больше не твоя. Литературный язык – больше не твой! Близкие, друзья, семья – забудь. Песенка, что мамка в детстве пела, так и быть, твоя. А Прокофьев – нет; не вписывается он в отщепенскую политику. Оповіданнячко, що склав сусідський дурник – это теперь твоя литература, а Гоголя брось, Булгакова оставь – цэ ментально не твое, из-за речки они, из-за порогов.

Но и мамкина песенка, и шедевры Прокофьева – все это принадлежит человеку, все это части, из которых сложена его сущность. Нет, заявляет субстанция, больше нет. Твоя только пісенька, и сиди охраняй ее, чтобы там, за речкой, никто не посмел даже шепотом напеть ее мотив. Береги свою культуру!

Семью можешь любить. И дом, и улицу, и город. А вот страну перестань видеть большой! Колышки видел? И хватит. Воззришься в Тихий океан, станешь сепаратистом! Захочешь воссоединения, будешь обвинен в разъединении. Значит, ты плохо любишь свой край, свой город, улицу и дом. Значит, враг!

«Мир – это война, свобода – это рабство…» (с). Воссоединение – это сепаратизм.
Дмитрий Скворцов

Украинский телеканал нарвался на Скворцова

Сбежавший из Тавриды крымско-татарский телеканал, "по совершенной случайности" оказавшийся среди бабуинов, заблокировавших Россотрудничество в Киеве, нарвался на вашего покорного.

P.S. Прошу прощения за плохой звук ввиду дождя, ветра и проезжающих по лужам машин. Самые трудноразборчивые места сопровождаются субтитрами. У кого они не появляются, просьба вслючить опцию "cc" под картинкой.